Печать
Категория: 11 класс
Просмотров: 741

Урок 5. М. Горький «На дне». Два взгляда на Луку.

Ход урока зависит от того, как делали Д/З. Если сами – просто выслушать нескольких отвечающих. Если по вопросам, так и будем идти по вопросам. Первое непредсказуемо, запишу второе.

  1. Сначала пусть расскажут, что случилось с теми, кому помогал Лука. Что он им предлагал и что из этого вышло.

Анне – загробный покой.

Василию и Наташе – честную жизнь в Сибири.

Актеру – лечебницу для алкоголиков.

Закончились эти эксперименты трагически. Что общего у всех этих обещаний? – Они исполнимы при условии веры. Как говорит Лука Наташе: ты Василию чаще напоминай, что он хороший, он и исправится. А вором он стал потому, что все ему внушали: Васька – сын вора и сам вор. Или внушение Актеру: я, мол, вспомню, где лечебница, а ты пока не пей. Кстати, история Актера иногда вызывала у ребят возмущение: действие ведь происходит в Москве, где о. Алексей Мечев действительно спасал алкоголиков. Но, в самом деле, надо было поверить и пойти к нему. Так что Горький не так уж и погрешил против истины. И Лука тоже.

О загробной судьбе Анны мы ничего не знаем (Горький не верит в жизнь после смерти). Лука ее утешил и облегчил последние дни – спасибо ему.

Василий в тюрьме, его обвиняют в убийстве Костылева.

Наташе Василиса обварила ноги, и Наташа куда-то сгинула.

Виноват ли в этом Лука? – Отчасти: он не пошел свидетельствовать в пользу Василия, испугавшись, что у него самого будут неприятности из-за того, что пачпорта у него нет. Однако его свидетельство не так уж много, вероятно, значило. Против этих двоих ополчилась жестокая «правда жизни», а с нею одной верой справиться очень трудно.

Актер повесился исключительно по вине Луки: он обманул проснувшуюся веру и надежду. Удержаться только за счет своих внутренних сил Актер не мог: он слабый человек.

 

  1. Можно ли считать утешения Луки ложью?

Народ может тут поспорить: Лука (лукавый) не сочиняет откровенных небылиц, он дарит надежду и предлагает человеку опереться на себя, свои внутренние силы, свои мечты, в конце концов.

Его взгляды довольно точно укладываются в систему представлений, свойственную субъективным идеалистам: «Во что веришь, то и есть». Поскольку этому сейчас в школе не учат, стоит сделать краткое отступление и обрисовать ту классификацию философских направлений, в которой был воспитан (марксистами) Горький. По этой классификации, все философские системы делятся на материалистические (первична материя, все духовное от нервов) и идеалистические (первичен дух). А те, в свою очередь, тоже делятся на две большие группы. Идеалисты «объективные» считают, что первичен Бог, вначале задумавший, а потом создавший мир. Или иначе – первичны идеи, а их вещественное воплощение вторично и всегда ущербно. Идеалисты «субъективные» считают, что первично человеческое сознание, «выпрыгнуть» из которого мы не в силах: мы знаем только то, что преломилось в нашем мозгу. Не факт, что наше видение соответствует действительности (то есть факт, что никогда вполне не соответствует). В крайнем варианте субъективный идеализм может дойти до того, что объявить существующим только само сознание, а мир – его (бредовым) порождением (и называется это солипсизм, если кому интересно). Так вот, Лука предлагает каждому верить в свою правду, потому что вера (начало духовное) имеет в этом мире вполне реальную силу и власть. Если веришь и всеми силами добиваешься того, во что веришь, оно может и получиться. А если не веришь, то ничего и не получится. В этой системе мерило правды – человек и его вера. Мечта, цель, вера – это не ложь, поскольку это внутренняя правда человека.

Об этом могли бы сказать те, кто самостоятельно взялись бы защищать Луку. Какие могут быть против такой защиты возражения?

- Вере людской противостоит реальная действительность, которая способна своей грубой силой уничтожить все благие человеческие порывы. Как Василиса уничтожила попытку Васьки и Наташи начать новую жизнь. И с этой реальностью как-то (и кому-то – что главное) нужно бороться, иначе люди не станут лучше и счастливее. Одной веры тут вроде бы мало. По крайней мере, веры в себя и свои силы.

- Лука никогда не берет на себя ответственность за тех людей, которых он поманил надеждой. И никогда в открытую не идет против суровой и жестокой реальности. Кроме как словом и советом, он никому не помогает. Разве что по мелочам: пол подмести, Анну из сеней привести в тепло.

 

  1. Ради чего Лука пытается помочь (пусть и по-своему) ночлежникам? Верит ли он в то, что они сумеют выбраться «со дна» и «воскреснуть» - то есть начать жить какой-то другой, полноценной жизнью?

Второй вопрос вспомогательный, его можно и не предъявлять, если дети сами ответят на первый. Обычно класс отвечает, что помогает он им в основном из жалости. Может быть, он пытается дать некоторым хоть какой-то, но шанс – вдруг получится? (Не Анне – Пеплу). А что дает его жалость безнадежным? – Возможность дотерпеть жизнь до конца и при этом чуть меньше страдать. Очевидно, что именно для этого он утешает Анну и Настю. Возможно, так же он отнесся и к Актеру, а тот – натура артистическая и горячая – себя переоценил и принял все за чистую монету. Сам Лука едва ли верит в то, что кто-то из ночлежников сумеет вырваться на волю. Хотя он-то умеет быть свободным.

В интервью, которое Горький дал по поводу своей пьесы в 1903 году, он высказался о Луке однозначно: «Основной вопрос, который я хотел поставить, это – что лучше: истина или сострадание? Что нужно? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука? Это вопрос не субъективный, а общефилософский».

Специалисты по творчеству Горького считают, что прототипом Луки был Л.Н. Толстой. Горького возмущала его проповедь, он считал толстовство ложью, уводящей от реальности и революционной борьбы. Впрочем, для понимания пьесы это едва ли важно.

 

  1. Ради чего, в понимании Луки, люди живут на свете? И на что похожа его

теория?

Надо, чтобы этот фрагмент из монолога Сатина (4-е действие: «Однажды я спросил его: «Дед! Зачем люди живут?») прочитали вслух. Услышав его, каждый догадается, что это очень похоже на теорию Раскольникова. Люди делятся на 2 разряда: на «лучших» («способных сказать в среде своей новое слово») и на материал, служащий для зарождения себе подобных. Лучшие, как водится, двигают человечество вперед, а обыкновенным остается только терпеть эту жизнь и ждать, пока лучшие ее изменят. Среди ночлежников едва ли найдутся «лучшие», значит, самое милосердное по отношению к ним – утешать их сказками и надеждами. Давать им веру в то лучшее, что обязательно должно однажды появиться.

 

  1. И опять встает вопрос: можно ли считать ложью те идеалы, к которым тянутся души даже самых обыкновенных людей?

Тут стоит вспомнить притчу о праведной земле. Какой из нее можно сделать вывод? – Скорее всего, что без идеалов людям жить нет смысла. Но ведь земли такой на свете нет, зачем же к ней стремиться? – Наверно, для того, чтобы она однажды появилась. Горький лукав и ничего тут прямо не говорит, но он же не согласится признать, что человечеству не нужна «праведная земля». А если ее нет, надо ее создать, опираясь на ту веру в лучшее, которая у каждого в душе.

Если так посмотреть, Лука не то чтобы лжет, а поддерживает в людях стремление к лучшему, пусть даже эти люди не сумеют ничего из «лучшего» привнести в мир.

 

Горький и сам сначала со слезами восторга читал слова своего Луки и любил его, как своего рода пророка, сумевшего своею добротой пробудить в душах ночлежников стремление к лучшему, человеческое достоинство и т.п. Однако партийные товарищи объяснили ему, что гуманизм Луки ложный, основанный на традиционной христианской морали («возлюби ближнего, как самого себя»). И вообще на утешительной лжи. А значит, его надо развенчать с точки зрения нового, революционного гуманизма: гуманно то, что ведет к революции, потому что революция должна привести человечество к эпохе всеобщего коммунистического счастья. А христианский гуманизм «объективно» выгоден лишь хозяевам жизни: помогает терпеть и мешает бунтовать.

Развенчать его позицию можно только «теоретически» - изложив другую, «правильную» теорию (это сделает Сатин). Развенчать Луку как личность должна история про каторжников (если мало его трусливого бегства). Никакого другого смысла в том, чтобы вставлять ее в пьесу, нет. В этой истории, напомним, Лука объясняет, почему он мягкий и добрый. Очень своеобразно объясняет: потому что «мяли много». И в доказательство приводит случай, как на него напала пара беглых каторжников, а он заставил их друг друга высечь под дулом ружья. И после этого они стали как шелковые. Нынешний школьник только недоумевает: что за странная история? А история имеет исторические корни. Кто читал «Весну» А. Бруштейн, помнит, что политические выступления рабочих в начале ХХ века действительно усмиряли с помощью телесных наказаний. Не казнили, не увечили – унижали. И тем вроде как смиряли. Терпение и смирение – две добродетели, которые особенно невыносимы для гордости истинного революционера. Или терпеть и смиряться с существующим строем – так привык русский народ, воспитанный в христианской вере. Или гордо восстать против гнета – но уж тогда долой смирение. Гордость и смирение вообще антагонисты. Лука помогает ночлежникам терпеть их жизнь своими утешительными речами. Этого мало. Он смиренно берется за метлу и вообще умеет приноровиться к обстоятельствам, не обижается на грубость и т.п. Почему? А потому что не считает смирение унизительным. Значит, он заодно с властями! Значит, он тоже считает, что людей можно унижать хоть поркой! Этот ассоциативный полет, конечно, трудно доказать. Разве что методом от противного: если Горький не собирался разоблачать смирение, то зачем нужен эпизод с каторжниками? Современному читателю он обычно кажется каким-то непонятным довеском, никак не вписывающимся в действие пьесы.

 

Все эти разговоры хорошо бы привести в систему минут за 5 - 7 до окончания урока. Итак, нам надо осмыслить двойственность авторского отношения к Луке. Для этого можно использовать один простой прием: сравнить Луку и Данко (героя, любимого автором безоговорочно). Заодно напомним алгоритм сравнения.

Общее. Оба жалеют людей, оказавшихся в жизненном «болоте». Предлагают им оттуда выбраться. Каждый по-своему пытаются помочь.

Разница. 1) Данко ради людей сердце свое вырвал. Лука ничем не хочет жертвовать и рисковать. 2) Данко призывает преодолеть дурные обстоятельства. Лука кому-то пытается подсказать выход, а большинству его речи помогают только терпеть непереносимую жизнь. 3) Данко движет гордость, нежелание смириться с поражением и медленной гибелью. Лука проповедует смирение – «мягкость», уступчивость, терпимость.

Вывод. Горький не считает, что Лука способен вывести людей «к свету». И вряд ли считает, что они сами – без вождя – способны выбраться из своего болота.

Может быть, предложить в конце урока написать короткую работу: «Моя оценка Луки»? («Добрый ли человек Лука?» «Добро или зло принес Лука в ночлежку?»). Пусть осознают хотя бы свою позицию по отношению к этому герою.

Д/З. Перечитав четвертое действие, определить, в чем Сатин согласен и в чем не согласен с Лукой. Свои выводы подтвердить цитатами. Кстати, вспомнить историю Сатина: кто он такой, как попал в ночлежку. Оттуда же, из последнего действия, надо извлечь отзывы других героев о Луке, их «за» и «против».