Предромантизм и романтизм

Ни одно явление в литературе не появляется ни с того ни с сего, на ровном месте. Романтизм и классицизм – направления-антиподы. Но между ними есть два связующих звена: сентиментализм и предромантизм. В России последнее явление признано не всеми специалистами. Спор идет о В.А. Жуковском: отнести ли его к «чистому» романтизму или к предромантизму (с элементами сентиментализма). Для школы этот спор не нужен: мы должны однозначно записать Жуковского в романтики, иначе ЕГЭ нас не простит. Но все же рассказ о романтизме требует небольшой предыстории. Ведь кое-кто перестал верить в царство разума еще за 2-3 десятилетия до того, как революционеры-просветители попробовали его построить и потерпели неудачу.

Футуризм

Начнем с уже известного. В начале ХХ века все поэты были уверены, что мир скоро постигнет катастрофа и связь времен непоправимо распадется. Наступит никому неведомое будущее, в котором расцветет принципиально новая цивилизация. Кто-то о ней мечтал, кто-то заранее готов был ужаснуться. И только футуристы полагали, что они сами – этакие гости из будущего, граждане того нового мира, который еще только должен появиться. Слово «футуризм» происходит от латинского «futurum» - будущее. Впрочем, называться футуристами у нас соглашались не все: чересчур академичное название, «не в стиле» этой группировки. Некоторые предпочитали вариант «будетляне».

Сентиментализм

Это направление появляется в Англии во второй половине 18 века как первая попытка избавиться от засилья классицизма и рационализма вообще. Нет, прямо заявить что Разум наш – совсем не лучший советчик, а скорее лукавый обманщик, решатся только романтики (и уже очень скоро – едва лишь произойдет «долгожданная» Французская революция и весь мир увидит ее кровавые последствия). Сентиментализм еще не бунт, а мягкая, исподтишка, попытка высвободиться. Рассказывать о нем лучше всего, сравнивая с классицизмом – так очевиднее его своеобразие. Название происходит от слова «сентименты» (или сантименты) – чувства. «Сентиментальный» – значит «чувствительный».

Символизм и акмеизм

На вводных уроках мы уже говорили о символизме и о символистах (главным образом – старших), упоминали и об акмеистах. Тогда должно было сложиться первое, можно сказать, художественное впечатление. И о различиях между течениями сказано было тоже образно: если иметь в виду ту историческую катастрофу, которую предчувствовали модернисты всех направлений, то главное отличие, возможно, в том, как относились поэты к грядущим переменам. Футуристов, полагавших, что они уже совершили «в будущее прыжок», в то время как все остальные еще топчутся на месте, мы сейчас касаться не будем. Их творчество принадлежит уже другой художественной системе, и пропасть между ними и «традиционными» модернистами гораздо глубже, чем, может быть, казалось современникам. Символисты же и акмеисты достаточно близки друг другу по своим художественным принципам, но если символисты ждут грядущих перемен с восторженным нетерпением, то акмеисты словно заранее оплакивают тот хрупкий и прекрасный мир, в котором они живут; в их стихах чувствуется призвук прощальных слез и неизбежной ностальгии. Такое объяснение помогает почувствовать разницу между течениями модерна, но, конечно, не заменяет серьезного разговора о каждом из них.

Предромантизм и романтизм

Подробную лекцию о романтизме многие учителя читают не в 9-м классе, а раньше, предваряя изучение поэм М.Ю. Лермонтова. Возможный вариант такой лекции опубликованы в «Литературе» № 7, 2010. Возвращаясь к этой теме в старших классах, нам, конечно, многое придется добавлять и уточнять.