Порядок и гармония

В народе бытует мнение, что учитель – это в первую очередь поборник, насадитель и оплот порядка. Кто угодно может что-то нарушать и на что-то смотреть сквозь пальцы, но только не учителя. Мы с вами (с точки зрения народа) обязаны следить, чтобы вокруг нас все было «правильно»: чисто, аккуратно, по линеечке, без помарок, причесано, умыто, заправлено, застегнуто, и т.д., и т.п.{jcomments on}

Если взглянуть на эту проблему с точки зрения вечности (или мифологии), народ, безусловно, прав. Сражение с Хаосом и создание Космоса – это не только мифы Древней Греции (и всех других стран и народов). Это повседневная реальность, причем тоже всех стран и народов. Дети рождаются отнюдь не склонными к «порядку». В них бурлят и играют силы Хаоса, мощные, творческие, яркие, но безответственные и опасные. И если этот Хаос вовремя не обуздать, наша цивилизация вскоре скончается в мученьях. Так что мы с вами – вечные Гераклы (и другие культурные герои), которые то с гидрами сражаются, то конюшни чистят… Мы в некотором роде ударная группировка сил Космоса – вот от нас и ждут, что мы будем творить вокруг себя гармонию.

Вопрос лишь в том, что считать гармонией и насколько с нею сообразуется тот самый наводимый нами порядок. В школе (как и везде) сталкиваются два понимания порядка, которые по сути противоположны, но волей-неволей должны между собой уживаться. Первое – это порядок правил и инструкций, формы и дисциплины, приказов и других «общих гребенок». Такой порядок принят в армии и вообще свойствен казенным учреждениям, и в нем есть свой смысл: управлять большими массами людей без него просто невозможно.

Такой порядок царит обычно в начальной школе, и дети среднего возраста его тоже признают и даже ценят. Бывает, к молодой «доброй» учительнице подходит староста какого-нибудь 6-го класса и говорит: «Вы с нами построже, а то мы распустимся!» Опытные учителя, работающие с этими возрастными группами, обычно устанавливают множество правил «для внутреннего пользования». Эти правила упорядочивают жизнь и постепенно становятся удобными рельсами, по которым все катится без видимых учительских усилий. Не стану и пытаться описать подобные ухищрения. Они у каждого свои, а по чужим работать неудобно (проверено на практике). И не корите себя за то, что вам не удается сохранить порядок, установленный вашей предшественницей (недавно ушедшей на заслуженный отдых). Это был не ваш порядок, и вам он не с руки.

Кроме того, однажды наступает момент, когда старые порядки перестают работать. Бывают, конечно, такие ассы порядка, которые умудряются сохранять одни и те же правила с 5-го класса по 11-ый – вот пусть они и поделятся своими know how. Если сумеют. Боюсь, что это какое-то врожденное, довольно редкое свойство – сохранять железный порядок при любых обстоятельствах.

Обычно же, дожив до знаменитого «переходного возраста», дети начинают крушить порядок, как тюремные оковы. А учитель – особенно молодой – не в силах противостоять рвущемуся на волю Хаосу (то есть игре творческих сил, надо отдать им должное). Да и не хочется из нормального человека превращаться в тюремщика и Держиморду (простите за аллюзию). И в голову приходит отчаянный вопрос: неужели с ними нельзя по-человечески? Неужели учитель должен быть злым, жестким и бездушным… стражем порядка?

«По-человечески», конечно, можно – и именно с буйными подростками, а потом с независимыми юношами. Но для этого, промучившись весь 8-й класс и почти весь 9-й, надо умудриться создать не порядок, а гармонию. Держится она не столько на правилах (как раз их гармония тщательно избегает), сколько на любви, доверии, понимании, каких-то внутренних, неочевидных (особенно для посторонних глаз) токах.

Это тайна школы, непонятная, как правило, ни чиновникам, ни (увы!) родителям. Когда учитель выстрадал гармонию между собой и классом (а легко она никому не дается – ни молодым, ни старым), для него начинается эпоха счастья. И если б не было этого счастья взаимного принятия и понимания, то в школах бы, наверно, никто и не работал. Есть более простые способы заработать себе на жизнь. Зато учитель имеет возможность стать чем-то вроде дирижера, которого слушается (!) оркестр из двух-трех десятков вольных старшеклассников, и это упоительно. Хотя, конечно, очень трудно: позволить этим разным голосам вести свои неповторимые партии, но при этом удерживать некое целое. Каждый, кто остался учителем на всю жизнь, однажды пережил этот восторг и уже ни на что его не смог променять.

Однако надо сразу вас предупредить: внешне гармония редко похожа на порядок. Скорей наоборот: стороннему наблюдателю она покажется чем-то сумбурным и хаотичным. (Это потому что наши гармонии сродни симфониям, а не «Чижику-пыжику»). В толпе подростков, беспорядочно клубящихся вокруг учителя, гармонии и красоты часто неизмеримо больше, чем в парадном, по линеечке, строю тех же ребят. Только не всякий глаз ее увидит, и многие, наверно, не оценят. Но все-таки мы пожелаем вам настроиться в унисон с вашими детьми и не терять эту настройку ни в начавшемся учебном году, ни в следующих.