Про ошибки

Иногда кажется, что в школьной жизни, кроме ошибок, вообще ничего нет. Мы только тем и заняты, что ловим детские ошибки и изо всех сил стараемся не ошибаться сами. Хотя надо честно признать: не ошибаться мы не можем. Значит, надо научиться обращению с ошибками – как спортсмены, например, учатся падать.{jcomments on}

Первое и самое простое, что нужно делать со своими ошибками, – это их признавать. Ни в коем случае нельзя держаться за свою неправоту. Не бойтесь согласиться с вашими учениками: да, тут вы правы, дети. Ученики, за редкими исключениями, великодушны, они не станут вас за это презирать. Наоборот, оценят ваше мужество и честность.

Есть род ошибок, которые можно использовать как наглядное пособие. Если я пишу что-то на доске и при этом продолжаю говорить, в двух случаях из трех я напишу что-то смешное и нелепое. Буковки переставлю, цифирку пропущу… И комментирую это примерно так: видите, что бывает, если разговаривать на письменных работах?

Одно техническое уточнение: ошибки на доске нужно исправлять как можно скорее. Иначе их перепишут в тетради и просто запомнят глазами (зрительное восприятие, как известно, самое эффективное). В первую очередь это касается уроков русского языка, где действует жесткий закон: не демонстрировать неправильное написание, желательно, никогда. Но и на литературе незачем провоцировать фактические ошибки (да еще потом выслушивать нахальные заявления: вы, мол, сами так на доске написали…).

Конечно, ошибаться перед классом неприятно. Желательно «подстелить соломки» в тех точках урока, где наше, так сказать, падение мы сами в силах предсказать. Даты, цитаты, имена и отчества – самые «скользкие» детали в нашем производстве. Существует одно старое надежное know how: выписать их из генерального плана урока на отдельную картонку – вроде каталожной карточки. Крупно и четко. Можно яркими фломастерами, можно четким черным шрифтом (солиднее выглядит). Учитель, судорожно изучающий конспект, – зрелище крайне непедагогичное. Такой учитель теряет одновременно и контроль над классом, и свой авторитет (не знает, а тоже еще – учит!). Другое дело – небольшая карточка, которую вы просто держите в руках, не отвлекаясь на нее по ходу дела. В такую и заглянуть в нужный момент не грех.

Теперь о детских ошибках, которыми наполнена вся наша жизнь. Правила обращения с ними достаточно просты.

– Не заметить детскую ошибку не самое страшное (что бы ни говорили проверяющие нас инстанции). Гораздо хуже правильный ответ (написание слова и т.п.) исправить на неправильное. Во избежание такой неприятности а) не поленитесь перепроверить все, что вызвало у вас хоть тень сомнения, б) если вы два раза подряд едва не допустили такой скандальный ляп – бросайте проверку работ и ложитесь спать. А детям так и объясните: нет, не проверила я вашу контрольную, потому что начала за правильные ответы ставить минусы. Дети оценят ваше ответственное отношение к их работам и подождут, пока вы будете в состоянии их проверить.

– От ошибок учителя, бывает, свирепеют и начинают ругать тех учеников, что помладше, и высмеивать тех, что постарше (чтобы пронять наверняка). Ни того, ни другого делать, как вы понимаете, не следует. Нам почему-то кажется, что дети относятся к ошибкам легкомысленно и надо им помочь глубже прочувствовать каждую неудачу. На самом деле все наоборот: собственные ошибки угнетают детей гораздо сильнее, чем взрослых. Взрослые почему-то забывают, до каких катастрофических размеров вырастают в детских глазах все эти рядовые и, в общем-то, мелкие неприятности. Равнодушие и легкомыслие – это всего лишь средство самообороны. Поэтому старайтесь, разбирая детские ошибки, не переходить на личности. К примеру, когда читаешь особо дикую фразу из сочинения, совершенно необязательно называть ее автора. Довольно часто мы делаем работу над речевыми ошибками в такой форме: я набираю самые корявые фразочки и оставлю после каждой место, в котором нужно записать исправленный вариант. Но авторов никогда не выдаю.

– И, наконец, про то, как ошибки связаны с отметками. Конечно, существуют нормы, которые наше начальство старается сделать как можно более четкими и не оставляющими нам свободы для маневра. Но пока мы просто работаем (а не сдаем экзамены), имеет смысл вспомнить иной раз про систему отметок, которой пользуются в Японии, где успехи ребенка (на стадии учебы) сравнивают не с абстрактной «нормой», а с его собственным уровнем: растет он или падает. Действуя по такому принципу, мы иногда можем поставить очень высокий балл, невзирая ни на какие ошибки.