Скачать бесплатные шаблоны Joomla

Прежде чем рассказывать о Гончарове, можно поинтересоваться, у кого все же не дочитан «Обломов». Обсудить вопрос об имени и фамилии главного героя. Почему он Илья? Дети довольно легко догадываются, что нас отсылают к былине об Илье Муромце, который сидел сиднем 33 года, но встал богатырем – благодаря чуду и тому, что в его силе остро нуждались. А Обломов тоже сидел (на диване), но так и не стал богатырем, хотя чудо над ним и попытались совершить. Главный вопрос романа – почему? Может быть, это русский национальный тип? Почему мы ленивые? Почему у нас вечно заборы и избы кривые (не то что у немцев)? Почему у нас любимый сказочный герой – Емеля с его щучьим веленьем, которому лень слезть с печи?

{jcomments on}

 

Прокомментировать фамилию труднее. В «Шуриках» приводятся три варианта: а) Обломов обломан жизнью, испуган ею; б) он обломок прошлого; в) он круглый и ленивый – от старинного «обло» («Чудище обло, огромно, озорно, стозевно и лаяй» – Тредиаковский/Радищев).

Такая разминка сопровождается заметным оживлением в классе, и под шумок стоит сразу задать Д/З. 1) Письменно – перечень посетителей и «вызовов», которые по очереди поднимают Обломова и зовут его с дивана – но поднять не могут. 2) Сон Обломова – буквально пересказ близко к тексту. 3) Заглянув чуть дальше, во вторую часть, уяснить, кто же такой Штольц, который сумел-таки поднять Обломова. Ну и вообще – полистать и вспомнить (дочитать) текст.

Рассказываю про Гончарова быстро, записываем мало. Держу в уме, что больше 4 уроков на него тратить нельзя.

Иван Александрович Гончаров (1812 – 1891) родился в Симбирске в купеческой семье, умер в Петербурге. Овдовев, мать его сдавала часть дома богатому помещику и отставному моряку Н.Н. Трегубова, у того собиралось образованное общество, имевшее на мальчика (юношу) сильное влияние. Он получил образование, окончил Московский университет (словесный факультет), потом вернулся в Симбирск и служил «чиновником особых поручений», через год (1835) переезжает в Петербург и поступает в министерство финансов, по департаменту внешней торговли (переводчиком деловых бумаг). Находит себе литературный кружок Майковых, пишет для него нечто еще любительское; знакомится с Белинским и Герценом и под их сильным влиянием становится профессионалом, печатается (об этом позже), но жить литературой не может себе позволить – служит. В 1852 году уходит на 2 года в кругосветное плаванье на фрегате «Паллада» секретарем адмирала Путятина. Отчет можно прочитать, это интересно. Круг русских офицеров отчасти даже аристократический. Сильное впечатление производит Лондон (лицемерная добропорядочность богатых и ужасающая нищета) и колонии: «Англичане не признают эти народы за людей, а за какой-то рабочий скот». Никакого обольщения ни Западом (другие страны: Португалия, Испания, Франция – как колонизаторы ничуть не лучше), ни демократической формой правления (а толку-то? – все равно цель политики в этих странах – нажива). Вернувшись, становится окончательно литератором, причем достаточно консервативным по своим политическим взглядам, но уважаемым (до поры) за основательность и трезвость. Впрочем, служит в министерстве просвещения (цензором) и даже преподает литературу (1858) цесаревичу Николаю Александровичу. В конце жизни становился более замкнутым и малоподвижным (как Обломов – но с кругосветкой за плечами).

Всех очень радует, что Гончаров написал всего три романа, и все они называются на «О»:

«Обыкновенная история» – 1847.

«Обломов» – 1849 («Сон Обломова» – вышел отдельно в «Современнике») и 1859 (закончен уже после возвращения из плаванья; до этого написал первую часть, вернулся и дописал, но по-другому; Л.Н. Толстому советовал начинать прямо со второй части – мол, начал неправильно).

«Обрыв» – 1869.

Кроме того, есть «Фрегат «Паллада» (1852-54) и статьи о литературе и искусстве, из них самая известная – «Мильон терзаний».

Критика хорошо отнеслась к «Обыкновенной истории»: и Белинский оценил, и Герцен. Кратко рассказываю, в чем там дело, какой расклад: дядюшка и племянник, один «романтик», другой трезвый реалист и делец, а в итоге даже дядюшке не по себе от того, как племянничек усвоил его науку. И все плохо, потому что дядюшкина молодая и чувствительная жена, сначала дружившая с романтиком-племянником, так во всем разочаровалась, что не хочет ни музыки, ни театра – говорит, что лучше проверит бухгалтерские книги.

Критика очень высоко оценила «Обломова». Отзывы можно записать сразу (если время есть), можно на следующем уроке. А можно не записывать, устно показать.

Л.Н. Толстой: «…успех капитальный и невременный в настоящей публике».

Д.И. Писарев: «…обширная общечеловеческая психологическая задача».

Н.А. Добролюбов: «…современный русский тип, отчеканенный с беспощадной строгостью и правильностью» (статья «Что такое обломовщина?», Гончаров хотел и сам роман сначала назвать «обломовщина»).

А вот «Обрыв» критикам (левым) не понравился, потому что там есть один герой – Марк Волохов, – который ведет себя крайне безнравственно, причем по идейным соображениям: отвергает устарелую мораль, а потому и яблоки ворует, и книги чужие портит, и почерк подделывает в записке, чтобы деньги выманить у Райского (героя, чьими глазами мы видим эту историю), и девушку с пути сбивает. А вот все старое, консервативное и религиозное представлено с большим сочувствием. Представители этого поколения очень обижались, когда их изображали в неприглядном виде, и начинали авторов за это травить. Гончарову сильно досталось от С.-Щ. и еще более левого Шелгунова, писатель впал в депрессию и больше романов не писал. Статьи, рецензии, воспоминания – и все.

 

Урок 6. Обломов и Обломовка (характер и обстоятельства)

Начать придется с разбора зачетных работ и назначения пересдачи для нерадивых. Потом беглый просмотр Д/З (наличие в тетрадях). В начале урока или в конце проводить проверку текста – кому как удобнее. Последний раз в конце получилось лучше.

Общие соображения. От этой темы нужно немного: характер и обстоятельства; связь проблематики с водоразделом эпох («смена цивилизаций», как пишут университетские пособия); система образов, ее контрасты и сопоставления. Сочинение писать некогда – только небольшой экспромт, эссе.

Итак, мы остановились на том, что критике книга очень понравилась, даже левой. За что? За беспристрастный и жесткий реализм в первую очередь. Так как первый урок, вероятно, проведен не был, надо здесь вспомнить определение реализма, сделав упор на связь характеров и обстоятельств. Первая часть романа подводит именно к объяснению Обломова через Обломовку. Вопрос напрашивается сам собой: что в жизни Обломовки формировало характер героя? Всё пусть перечислят: и нянек, и чулки, и мух, и страх новостей, и дом над оврагом, и отношение к учебе (особенно про праздники мне нравится: очень актуально). Знаменитую фразу про то, что у Обломова есть Захар и еще 300 Захаров – зачем же ему что-то делать? Отношение Обломова к своему статусу помещика (допрос про «других») – без доли сомнения или смущения (хотя Штольцу и боится показать, что одевает его Захар). Обратная сторона – жить-то надо самому, никто за тебя не может состояться. А быть он боится.

Тут нужно остановиться на двух вещах. Во-первых, попросить сформулировать идеал жизни, который принят в Обломовке. И из ответов аккуратно вытащить, даже на доску вынести две детали: повторяемость, цикличность (отсутствие развития) и отсутствие цели. Объяснять, зачем оно нам, пока не стоит. Увидели – и хорошо. Во-вторых, спросить, а кто (в идеале) должен этот идеал осуществить. Обязательно вытащить из них имя Милитрисы Кирбитьевны, тоже на доске записать. Крепостных для счастья мало: они, как Захар, бестолковы и несамостоятельны, им самим нужны пригляд и руководство. А вот волшебница, которая устроит что угодно, – это как раз и есть идеал (данного типа цивилизации и данного героя).

Далее обратимся к Д/З (или заранее попросим кого-нибудь на доске записать всех, кто пытался поднять Обломова с дивана). Список может быть более или менее подробным. Если это только посетители, нестрашно:

Волков – зовет в свет, на майское гуляние;

Судьбинский – карьерист, весь поглощен службой;

Пенкин – журналист, литератор.

Это три «обольщения», самые распространенные «цели», которые мог бы поставить перед собой Обломов. Надо проговорить, почему Обломова эти цели не прельщают (и как служил, и как начальника боялся, и как чернила засохли, и что интересного в массовых гуляниях). И так ли это плохо (если не считать лежания на диване). Потом взглянуть на тех посетителей, которых он терпит:

Алексеев – на все согласный приживал;

Михей Андреевич Тарантьев – грубиян и жулик, Обломова использует, а тот не умеет от него избавиться.

Почему эти двое больше устраивают Обломова? Вероятно, потому что никуда не зовут и терпеть их легче, чем прогнать.

Есть еще письмо из деревни, которое требует, чтобы Обломов занялся своими делами вплотную. Это серьезно и важно, а потому страшит.

Последним стоит отметить хозяина квартиры, который тоже пытается поднять Обломова и выселить вон, потому что пора делать ремонт. Это тоже серьезно и важно, однако Обломов умудряется отмахнуться и снова заснуть до появления Штольца.

 

Штольцем на этом уроке заниматься точно не будем. Это наше Д/З: написать план сравнения Обломова и Штольца. Напомнить, что сравнение начинается с помощью общего, разница – потом (кто больше найдет черт, которые объединяют Ш. и О.). Рассказ сначала об одном, потом о другом не принимается. Закладки в тексте для подтверждения. И попробуйте сделать вывод: кто из них больше нравится вам и кто – автору? Последнее надо бы чем-то обосновать… Тем, кто не одолел еще книгу, намекнуть, что мы идем пока за текстом и Штольц появится в начале 2 части. А остальное про него можно узнать, даже и подглядев в конец книги. Ввернуть, чтобы выяснили, чем джентльмен отличается от барина.

 

Дальше все зависит от того, сколько времени у нас осталось. Если минут 15, то сворачиваем разговоры, раздаем листки и пишем работу по тексту. Я пыталась делать это по вариантам: 1) Обломов и Захар, 2) Ольга Ильинская и Штольц (или Ольга и Агафья Матвеевна). Однако женский вариант не дает толковых ответов, а вот эссе про Обломова и Захара пишут с удовольствием и очень точно.

Если же времени осталось минут 20 – 25, то хорошо бы, зацепившись за хозяина квартиры, сразу набросать схему общей композиции романа.

Все начинается с того, что Обломова гонят с квартиры. Он вынужден начать новую жизнь, и перед ним три дороги (витязь на распутье):

– съехать к «братцу» на Выборгскую сторону, как предлагает Тарантьев;

– отправиться в Обломовку и навести порядок в своих делах (это вариант промежуточный и неопределенный: в Обломовке можно жить и по-старому, и но-новому);

– сменить стиль жизни, подражая Штольцу: снять дачу, съездить за границу, в Обломовку тоже, и в свет выезжать, и вообще жить в полную силу.

Закончится этот выбор тем, что Обломов окончательно и бесповоротно поселится на Выборгской стороне в доме вдовы Пшеницыной.

Далее. Штольц попытается расшевелить Обломова. Начнется это с вывоза его в гости, продолжится несколькими вмешательствами, закончится тем, что Штольц окончательно от него отвернется.

Наконец, за дело возьмется Ольга Ильинская, почти справится с Обломовым, но потерпит поражение.

Все вместе представляет собой некоторую «матрешку» из сюжетов: в центре – любовь (части 2 и 3), а обрамляют ее линия Штольца и самая общая – выбор пути и дома. Но если не успели это обсудить, то надо будет не забыть, когда станем записывать итоги по «Обломову».

Урок 7. Обломов и Штольц – Россия и Запад.

Опять начинаем с разбора письменных работ (про Захара). Минут 10 на это уйдет.

Переходим к сравнению Обломова и Штольца (пройдясь по рядам, выставив «двойки» неготовым, на глазок прикинув, кого стоит вызвать). Спросить придется 2-3 человек, остальным велеть записывать за ними мысли (кто сколько мыслей насчитает в каждом из ответов – это тоже придется обсудить). Если текст прочитан, проблем не возникает. Разве что придется задать ключевой вопрос: что ценит в том и в другом Ольга? И еще более ключевой: что ее в том и в другом не устраивает? И с помощью любых манипуляций получить вариант ответа, пригодный для записи на доске (в тетрадях):

Обломов – это неподвижность, неспособность к действию.

Штольц – движение, не имеющее высшей цели.

Для Штольца движение, обогащение (не только материальное, но и культурное) самодостаточно. Он воплощение европейской веры в прогресс. И хоть автор и облагородил его немецкую расчетливую практичность русской потребностью в красоте и душевности, все же, когда Ольга потребовала от него, чтобы их жизнь была направлена к какой-то высшей цели, он ничего не смог ей предложить (тут бы Инсарова с его турками вспомнить).

Обломов ленив и труслив, развращен тем, что за него все делают другие (жертва крепостного права в своем роде). Но у него есть свойство, которое сближает его с Ольгой: он понимает, что жить нужно ради высшей цели. У его тезки из былины такая цель была – вот он и встал с печи, пошел совершать подвиги. У Обломова такой цели нет, и даже Штольц ее не знает (а любовь не цель, и ее оказалось недостаточно). Ради карьеры, тщеславия, даже денег он не шевелится.

Дети говорят интересные и глубокие вещи: Штольц хочет жить, как все, и гонится за внешними сокровищами; Обломов хочет быть в себе, а для самопогружения суета не нужна. Штольц живет умом, логикой, а жизнь иррациональна. Обломов ее чувствует и потому, может быть, и боится. И смысл жизни есть у обоих: у Штольца – суета и дорога, заполняющие все пространство его существования, у Обломова – покой и домашний очаг. (Записи 1992 года – наш будущий II выпуск).

Поговорив теперь о том, можно ли считать Обломова русским национальным характером и свойственно ли нам от природы совершать подвиги, создавать раритеты, но терпеть грязь и разруху в своих домах (дворах, подъездах), не уметь дать отпор мошенникам и просто добросовестно трудиться изо дня в день на одном и том же месте, можно сказать, что нынче принято в главном конфликте «Обломова» (движение – неподвижность) видеть конфликт цивилизаций, не меньше.

Напомнить идеал Обломовки: вечный цикл, вечное повторение. Отсюда и бесцельность жизни: какая цель у замкнутого круга? И сообщить, что это свойство не одной России, а всякой земледельческой патриархальной цивилизации. Россия просто задержалась в своем развитии на этой стадии, но точно так же шла жизнь в Древней Греции и в Древнем Риме. Годовой круг – вот мера жизни. Засеять поле и собрать урожай, чтобы пережить зиму и опять засеять… Так же мыслилась и жизнь человеческая:

Увы, на жизненных браздах

Мгновенной жатвой поколенья,

По тайной воле Провиденья,

Восходят, зреют и падут,

Другие им вослед идут.

Так наше ветреное племя

Растет, волнуется, кипит

И к гробу прадедов теснит.

Придет, придет и наше время,

И наши внуки – в добрый час! –

Из мира вытеснят и нас.

Боюсь, никто эти строки не вспомнит (заставлять, что ли, наизусть учить, когда проходим «Онегина»?). Тем не менее идея воспринимается легко.

Следующий вопрос: когда впервые жизнь человечества была осмыслена как путь с началом и концом? В какой цивилизации? К сожалению, мне еще ни разу не закричали с радостью, что они проходили это на истории или на ЗБ. Значит, «напоминаю», что это идея изначально ветхозаветная, а потом и христианская. И только рационалистический Запад в эпоху Просвещения подменил ожидание конца света и Суда верой в бесконечный прогресс. (Гегель оформил идею восходящего движения по спирали, Маркс подхватил, отбросил конечную цель – достичь воплощения Идеи, – и движение стало бесконечным бегом куда-то… в космос, в коммунизм, к гармоническому развитию человека, к физическому бессмертию – тут всякая фантастика возможна, но это может оказаться настолько неизвестной материей, что лучшее ее пока и не трогать).

Итак, умный и обстоятельный Гончаров (к тому же повидавший мир, например, Лондон – очень современный город со всеми «капиталистическими контрастами») увидел, как Россия в середине 19 века оказалась перед выбором пути (а еще славянофилы с западниками знали, что выбирать придется): либо сохранить свои патриархальные ценности, но при этом не развиваться, а значит, загнивать и гибнуть. Либо принять ценности Запада – вечную гонку за какими-то благами и отказаться от себя, своей глубинной приверженности только высшим, абсолютным целям. И Обломов – беда, и Штольц не выход.

Можно заметить, что столкновение двух укладов – патриархального (домашнего, неторопливого, сентиментального, ленивого, душевного) и «современного» (холодноватого, делового, подтянутого и рационального) – это общая тема всех трех романов Гончарова (недаром они все на «О» – добавим шутки ради). И ни в одном нет убедительного «третьего» решения. Но есть женские персонажи, а женщины в русской литературе 19 века всегда выглядят идеальней, чем мужчины. Одна Татьяна чего стоит.

Если возникнет разговор, почему так получилось, можно честно признать: потому что литературу создавали мужчины. В Англии, например, такого крена не было (та же Остен слишком хорошо представила психологию англичанок «изнутри»). И поболтать слегка на эту тему ради отдыха. Можно отметить и другое: женщины не получали мужского рационалистического образования, их воспитывали более традиционно, а значит, они в гораздо большей степени были православными христианками. Ну и жизнь всегда тяжелее, ответственность за детей… Еще какие-то идеи могут возникнуть. Но про две цивилизации обязательно нужно записать.

И перейти к женским образам романа. Можно сразу заметить, что главные действующие лица расставлены совершенно симметрично: триаде Штольц – Обломов – Захар соответствует триада Ольга – Агафья Матвеевна – Анисья. Вообще-то по моим расчетам урок вот-вот должен закончиться, и надо записывать задание.

 

Д/З. 1) Сопоставить две «триады»: общее и разница в каждой паре персонажей (Штольц – Ольга и проч.). В чью пользу, на ваш взгляд, сравнение? 2) Выписать хронологию романа между Обломовым и Ольгой, отметив те детали, на которых автор строит его развитие (ветка сирени, письмо и т.д.). Если в классе есть исключительные умницы, дать им индивидуальный доклад-исследование про художественное время в романе. Тут интересны три аспекта: а) как отразилась в романе эпоха его написания и свежий ветер перемен? б) Циклическое, природное время: как оно использовано для описания романа Обломова и Ольги и для описания жизни в доме Пшеницыной. в) Разное чувство времени у представителей разных цивилизаций в романе. Если дать такие доклады некому, можно будет слегка сказать об этом на следующем уроке.

 

Урок 8. Женские образы. «Что такое обломовщина?» Итоги.

Совершенно неожиданно для меня последний класс воспринял «Обломова» как роман о любви и очень горячо рассказывал про стадии отношений героя с Ольгой. Оценки были неоднозначные (кто больше виноват), но вывод единодушный: Ольге повезло, а Обломову повезло еще больше. Этим людям вместе делать нечего. В предыдущие годы оценки бывали другими, особенно у мальчишек. Они иногда ополчаются на Ольгу («Ольга взяла шефство над Обломовым. О любви тут нет речи, это гордыня: «Вот мы какие», – попытка торопливого конспекта по ходу урока). Но если нет такого интереса – спрашиваю «для порядка» и поясняю: вот это называется художественные детали. Точно подобранные, иной раз даже с символичной подоплекой: сирень – весна, расцвет; снег – саван и конец.

Сравнение «триад» (если задание выполнено) не занимает много времени, и с оценками все ясно: женские образы гораздо «положительнее», особенно Анисья. Кстати, замечаю, что очень распространенный и действенный прием: оттенить главных героев второстепенными таким образом, чтобы комические «двойники» показали в заостренном виде все недостатки более «возвышенных» фигур первого ряда.

Говоря про Агафью Матвеевну, обязательно нужно припомнить два сна Обломова (в начале и в конце романа) и мифологическую Милитрису Кирбитьевну. Поселившись на Выборгской стороне, Обломов обрел свой давний идеал, но для него это обернулось отказом от всяких попыток состояться, то есть небытием – и ранней смертью. Причем А.М. изображается с полным сочувствием: она по-своему и вправду идеал и любящая женщина. Не ее дело – ставить возвышенные цели перед умными мужчинами. Но для автора идеал все-таки Ольга со своей музыкой, потому что она способна пробудить душу. А если в любви не участвует душа, так это уже не любовь (аккуратно кладем кирпичик для «Отцов и детей»). Между прочим, в отношении А.М. к Обломову поэзия присутствует (своеобразная, неосознанная), но в нем она никак при этом не пробуждается.

В конце романа названа причина загубленной жизни Ильи Ильича – обломовщина. Что это такое, пространно разъяснил Добролюбов: это никчемность дворян, привыкших жить за счет крепостного труда (характер и обстоятельства связаны напрямую). Обломов записан в «лишние люди» и считается последним представителем этого типа в русской литературе. Все признаки налицо: образованный дворянин, не нашедший себе места и дела в жизни («умная ненужность»), развращенный тем, что положение помещика освобождает его от необходимости трудиться, не выдержавший испытания любовью и сравнения с гораздо более в нравственном смысле «высокой» героиней… Сам Гончаров не протестовал, но ему явно не хотелось такой прямолинейной однозначности в оценке. Не зря он советовал Толстому не читать первую часть с ее «Сном» и Обломовкой. Ему нравилась более сложная картина, состоящая из ряда противопоставлений и кое в чем Обломова оправдывающая (как и весь патриархальный уклад). В его трагедии Гончаров видел нечто общечеловеческое, не связанное только со своей эпохой. Обломов для автора не только социальный тип, но «вечный». Или хотя бы исконно русский («национальный тип»). Иногда я добавляю, что дотошный реализм Гончарова дает нам еще один повод для оправдания Обломова: полнота, малоподвижность и ранняя смерть, на мой взгляд, ясно указывают на то, что у него было больное сердце. А все здоровые знакомые мучили его (сытый голодного не разумеет), одна Пшеницына жалела. Но в 19 веке медицина еще была слаба…

Теперь надо задать на дом небольшую письменную работу. Учитывая наличие подсобных материалов, темы приходится поставить вычурные и предупредить, что другие приниматься не будут. Писали почему-то в итоге неплохо. Список тем «сводный», из разных лет, под разные классы:

Кого считает «идеалом» автор: Ольгу или Агафью Матвеевну? (Если подробно говорили на уроке, то не ставить эту тему).

Письмо Онегина и письмо Обломова. (Или лучше сопоставить письмо Обломова с устной отповедью Онегина? Письма сопоставлять труднее, там нужен психологический анализ двух тактик при попытке добиться взаимности; а вот письмо и отповедь – автохарактеристики двух «лишних людей»: оно и проще, и полезней детям).

Современность в романе. (Или время в романе. Поговорить, какие тут аспекты интересны, если совсем не трогали этого на уроках. Но намекнуть обязательно про свежий ветер перемен).

Обломовский счет миру. (Правда героя в вашей оценке. Пусть поддержат или осудят – как хотят).

Герои и вещи в произведениях Гоголя и Гончарова. (Напомнить и про табурет Собакевича, и про шинель А.А. Башмачкина. Намекнуть, что халат Обломова из той же оперы. А есть и кое-что еще. Связь вещи и герои, мир вещей как способ характеристики).

Штольц, «братец» и Тарантьев как практические люди (общее и разница).

 

Срок надо дать небольшой (а то забудут, другие дела навалятся). Предупредить, что далее у нас А.Н. Островский «Гроза» («Бесприданница» и «Снегурочка» для желающих, «Лес» для абитуриентов МГУ). Если спросят про объем, грозно сказать, чтоб больше 3 страниц не писали (это радует).

 

И приступить к краткой записи о романе. «Полный разбор» в соответствии со старым схоластическим, но четким планом сейчас записывать не будем. Хотя можно повеселиться, заполняя своеобразную «анкету»:

– художественный метод – реализм;

– жанр – роман (лучше не уточнять, какой именно);

– система образов – система сопоставлений (наши «триады» и еще перекрестные сопоставления героев с героинями, героев со слугами и даже с мошенниками, такими же «деловыми», как Штольц); главный герой – тип русской жизни («лишний человек»).

– композиция – та «матрешка», которую нужно вспомнить (или оговорить, если не успели сделать это раньше); такая композиция может считаться кольцевой, но это так неочевидно, что обычно этот термин не употребляют. Зато пользуются драматическими терминами: первая часть – экспозиция и завязка (необходимость сдвинуться с места), вторая и третья – история любви к Ольге с серией кульминаций и промежуточной развязкой (разрыв), четвертая – окончательный выбор героя, развязки всех сюжетных линий, включая отношения Обломова и Штольца, Ольги и Штольца, Обломова с Пшенициной, с мошенниками, историю Захара и проч.

– Главный конфликт (движение – неподвижность) отражает столкновение двух типов цивилизации в современной Гончарову России, ситуации выбора пути, в которую попала страна в преддверии великих реформ.

Писать много не надо. Важнее всего уложиться до звонка и закрыть эту тему.

Отдельный вопрос, что делать с критикой. Может быть, соорудить из Добролюбова изложение и провести на русском языке (не делала, но думала об этом). Или законспектировать то, что написано о критике в учебнике? Тут хоть не отговорятся, что не нашли текст. Работать с письменными филологическими текстами, конечно, нужно… Иногда прошу прочитать разбор в учебнике и проверить, не упустили ли мы чего.